Главная / Дела / Трудовой спор с МУП "Водоканал": суд признал увольнение незаконным

Трудовой спор с МУП "Водоканал": суд признал увольнение незаконным

Трудовой спор с МУП
Районный суд
Цена иска: Трудовой спор руб.
Истец: "Т."
Ответчик: МУП "Водоканал"

Юрист по трудовым спорам Дмитриева И.В. успешно завершила дело против МУП "Водоканал" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Решение по указанному делу вступило в законную силу.

Решение суда смотрите здесь.

Судья Захаренков А.А.

Дело № 33-316 (33-22315/2017)

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

12.01.2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам  в составе:

председательствующего судьи Колесниковой О.Г.

судей Ивановой Т.С., Федина К.А.

с участием прокурора отдела по обеспечению участия прокурора в гражданском процессе Киприяновой Н.В.,

при секретаре судебного заседания Цыпиной Е.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении суда материалы гражданского дела по иску Т к  муниципальному унитарному предприятию водопроводно-канализационного хозяйства о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе ответчика

на решение ___________городского суда  от 26.09.2017.

Заслушав доклад судьи Ивановой Т.С., объяснения истца Т., объяснения представителя истца Д., поддержавших доводы возражений на апелляционную жалобу ответчика; объяснения представителей ответчика Д.., поддержавших доводы и требования апелляционной жалобы ответчика; заключение прокурора отдела по обеспечению участия прокурора в гражданском процессе Киприяновой Н.В., полагавшей решение суда первой инстанции законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Т обратился в суд с иском к  муниципальному унитарному предприятию водопроводно-канализационного хозяйства с требованием о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя.

В обоснование иска указал, что ранее работал в МУП «Водоканал» в должности электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования. Приказом работодателя от 02.08.2017 № 1613к уволен из МУП «Водоканал» в связи с сокращением численности и (или) штата работников предприятия.

Полагал увольнение незаконным ввиду нарушения работодателем требований ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации о преимущественном праве на оставление на работе при сокращении численности или штата работников, так как истец имел преимущество по сравнению с другими работниками. Кроме того, работодателем предложены не все вакансии, которые истец мог замещать с учетом опыта работы и квалификации, в том числе временного характера; ответчик отказался переобучить истца новой профессии «Машинист дизельной электростанции 7 разряда». Уведомление о предстоящем сокращении направлено МУП «Водоканал» в Центр занятости населения в Кировском районе г. Екатеринбурга, не уведомив Центр занятости по г. Р. По мнению истца, решение о сокращении штатных единиц электромонтеров принято работодателем необоснованно.

Уточнив исковые требования, истец просил суд признать приказ об увольнении от 02.08.2017 № 1613к незаконным, восстановить его на работе в должности электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула в размере 72876 рублей 57 копеек за период с 03.08.2017 по 26.09.2017, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей 00 копеек, расходы на оплату услуг представителя в размере 8000 рублей 00 копеек.

Решением _____________ городского суда от 26.09.2017 исковые требования Т. удовлетворены частично: признано незаконным увольнение истца на основании приказа ответчика от 02.08.2017 № 1613к, истец восстановлен на прежней работе в должности электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования цеха гидротехнических сооружений. С ответчика в пользу истца взыскана оплата вынужденного прогула за период с 03.08.2017 по 26.09.2017 в сумме 25811 рублей 44 копейки за вычетом соответствующих удержаний, а также компенсация морального вреда в размере 3000 рублей 00 копеек. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

С таким решением не согласился ответчик, принес на решение суда апелляционную жалобу, в которой указал, что не согласен с решением суда в связи с неправильным определением судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, поскольку оценка качества работы сотрудника и его профессиональной пригодности производилось работодателем в составе комиссии в кабинете начальника кадровой службы. При сравнении сотрудников для определения преимущественного права оставления на работе использовались сравнительные таблицы, журналы выполненных работ, исследовались личные карточки сотрудников, а также оборудование, на котором осуществлялась трудовая деятельность всех 17 электромонтеров по ремонту и обслуживанию электрооборудования 3 разряда ЦГС.

В апелляционной жалобе ответчик указывает, что трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права не урегулирована процедура определения преимущественного права работников на оставление на работе при проведении мероприятий по сокращению численности (штата) работников, в связи с чем суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о незаконности увольнения истца, поскольку представленные ответчиком в материалы дела доказательства не подтверждают факта соблюдения ответчиком (работодателем) требований об учете преимущественного права работника на оставление на работе. Ответчиком указывается в апелляционной жалобе, что действующим законодательством не предусмотрено составление какого-либо протокола заседания комиссии по вопросу определения преимущественного права работника на оставление на работе, в связи с чем судом первой инстанции необоснованно сделан вывод относительно формального подхода ответчика (работодателя) к определению преимущественного права истца на оставление на работе.

В заседание суда апелляционной инстанции явились истец Логиновских В. Н. и его представитель Мясников А. П., полагавшие решение суда первой инстанции законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения.

Представители ответчика МУП «Водоканал» Дмитриев С. В., Фальченко И. Л., Коновалова О. Н., поддержали доводы апелляционной жалобы.

Изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора отдела по обеспечению участия прокурора в гражданском процессе  Киприяновой Н. В., возражавшей против отмены постановленного решения суда, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в ее пределах (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда, ввиду следующего.

Судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, верно применены нормы материального права, регулирующие возникшие правоотношения, на основании исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сделан обоснованный вывод о частичном удовлетворении заявленных истцом требований с учетом положений ст. ст. 81, 178-179 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. ст. 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Фактические обстоятельства рассматриваемого гражданского дела судом первой инстанции установлены полно и верно, на основе совокупности представленных в материалы дела доказательств.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что на основании трудового договора от 22.03.2011 Т. с 24.03.2011 принят в МУП «Водоканал» в цех гидротехнических сооружений на должность электромонтер по ремонту и обслуживанию электрооборудования, и с учетом дополнительного соглашения от 15.05.2015 место работы истца определено ....

На основании представленного штатного расписания установлено, что истец осуществлял трудовую деятельность на гидроузле наряду с электромонтерами КВГ, МАБ, БАА

Приказом генерального директора МУП «Водоканал» № 94 от 28.02.2017 работодателем в целях оптимизации численности работников предприятия принято решение об исключении из штатного расписания рабочих цеха гидротехнических сооружений Волчихинского гидроузла 3-х единиц электромонтеров по ремонту и обслуживанию электрооборудования 3 разряда с 01.07.2017.

19.05.2017, 26.05.2017, 07.06.2017, 15.06.2017, 02.08.2017, 19.07.2017 истцу ответчиком предложены вакантные должности, на замещение которых истец не дал согласия.

Судом установлено на основании исследованных листов временной нетрудоспособности, что в периоды с 03.04.2017 по 18.05.2017, с 04.07.2017 по 01.08.2017 истец на работе отсутствовал по причине болезни.

После выхода на работу, с учетом мнения выборного профсоюзного органа от 28.06.2017, приказом ответчика от 02.08.2017 № 1613к истец уволен с 02.08.2017, на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с сокращением штата работников организации.

Пунктом 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

В пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что расторжение трудового договора с работником по п. 2 ч. 1 ст. 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации), был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией. При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

С учетом приведенных норм материального права юридически значимым обстоятельством для правильного разрешения спора являлось исполнение ответчиком требований ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации об определении преимущественного права истца по сравнению с другими сотрудниками организации на оставление на работе с учетом производительности труда и квалификации.

Суд первой инстанции подробно на основании исследованных в судебном заседании доказательств, исходя из правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2006 № 581-О, положений ч. 3 ст. 81, ч. ч. 1 и 2 ст. 180, ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации, а также разъяснений, содержащихся в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» пришел к выводу, что у ответчика не имелось основания для увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку из представленных ответчиком в материалы дела доказательств (письменных доказательств, объяснений) не следует, что при определении преимущественного права на оставление на работе работодателем сравнивалась производительность труда работников, замещавших аналогичные должности и их квалификация.

Так, представленный ответчиком в материалы дела протокол от 14.04.2017, на неправильную оценку которого судом первой инстанции указывает в апелляционной жалобе ответчик (ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), как верно указал суд первой инстанции, не подтверждает факт определения ответчиком преимущественного права работников на оставление на работе, а только констатирует вывод о преимуществе работника МАБ, исходя из возрастного критерия, а также критерия производительности и ответственном отношении работника без ссылки на основания данных выводов.

Дав оценку пояснениям представителя ответчика Л., участвовавшего в совещании цехового комитета цеха гидротехнических сооружений от 14.04.2017, представителя ответчика К., пояснившей, что представленная сравнительная таблица использовалась во время собрания 03.04.2017 или 04.04.2017, указав на их противоречивость в части определения производительности труда у работников КВГ, Л. В.Н., МАБ, БАА, а также отметив отсутствие показателей эффективности труда и квалификации работников в протоколе совещания, суд первой инстанции обосновано пришел к выводу, что оценка показателей носила формальный характер и не отражала фактическое выяснение работодателем обстоятельств преимущественного оставления работника истца на работе.

Каких-либо доказательств проведения сравнительного анализа преимущественного оставления на работе электромонтеров Волчихинского гидроузла, а также иных работников по данной должности материалы дела не содержат.

Поскольку ч. 1 ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации относится к числу норм, регламентирующих порядок увольнения в связи с сокращением штата работников, определяя основанное на объективных критериях правило отбора работников для оставления на работе, то обязанность доказать правильность применения работодателем указанных критериев при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников лежит на работодателе.

Между тем, работодатель, указав в основание проведения проверки по определению преимущественного права оставления работников на работе на пояснения лиц, участвующих в ней, которые между собой не согласуются, фактически не представил доказательств правильности применения работодателем критериев отбора при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников.

Таким образом, исследовав представленные сторонами доказательства в совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что увольнение Т. по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации состоялось незаконно.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика, из решения суда первой инстанции усматривается, что суд первой инстанции пришел к выводу о незаконности увольнения истца в связи с несоблюдением ответчиком требований об определении преимущественного права на оставление работника на работе не в связи с тем, что ответчиком не составлены какие-либо протоколы или иные документы, а в связи с тем, что представленные ответчиком протоколы (письменные доказательства) и объяснения представителей ответчика, не подтверждают (не доказывают – ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), что ответчиком определялось преимущественное право для оставления на работе применительно к истцу и работникам, замещающим аналогичные должности, с учетом установленных в ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации критериев – производительности труда и квалификации. Суд первой инстанции, как усматривается из решения суда, обоснованно указал не на необходимость составления при определении преимущественного права на оставление на работе каких-либо протоколов или актов, а на обязанность ответчика (работодателя) предоставить необходимые доказательства, отвечающие критериям относимости и допустимости, свидетельствующие о соблюдении ответчиком (работодателем) требований ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации, с учетом распределения бремени доказывания по данному индивидуальному трудовому спору.

В силу требований ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснений, содержащихся в п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Учитывая, что увольнение истца признано неправомерным, суд первой инстанции обоснованно признал приказ МУП «Водоканал» о расторжении трудового договора с Т. на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации незаконным, восстановил истца в ранее занимаемой должности, взыскал в его пользу с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула.

Возлагая на ответчика обязанность по возмещению истцу морального вреда, причиненного вследствие незаконного увольнения, суд правильно руководствовался положениями ст. ст. 22, 237 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. ст. 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Судебная коллегия полагает, что требования закона судом соблюдены, размер компенсации морального вреда определен с учетом требований разумности и справедливости, степени нравственных страданий, которые истец претерпел в связи с незаконным увольнением, а также индивидуальных особенностей Логиновких В.Н. и конкретных обстоятельств дела, которым судом первой инстанции дана надлежащая оценка. Оснований для переоценки представленных доказательств и иного применения норм материального права у суда второй инстанции не имеется, поскольку установленные ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правила оценки доказательств судом нарушены не были, выводы суда первой инстанции полностью соответствуют обстоятельствам данного дела, нарушений норм материального и процессуального права, приведших к неправильному разрешению спора, судом не допущено, и спор по существу, с учетом конкретных обстоятельств дела, разрешен верно.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену судебного постановления, судом не допущено.

Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение ___________________ городского суда от 26.09.2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика – без удовлетворения.

Председательствующий Колесникова О.Г.

Судья Иванова Т.С.

Судья Федин К.А.

Назад

Заказать звонок:

Сообщение успешно отправлено

В ближайшее время с Вами свяжутся наши специалисты.

Сообщение не отправлено

Не удалось отправить заявку. Попробуйте позже.

Ваше сообщение уже отправлено

Мы уже получили Ваше сообещние и в ближайшее время свяжемся с Вами.